Как оценивают инвестиционный потенциал Узбекистана европейцы. Диалог с Клаусом Мангольдом.

Что нужно для большего количества инвестиций в Узбекистан? Как видит нас европейский бизнес и что за новая организация создана в Европе для диалога с Узбекистаном? Интервью с Профессором Клаусом Мангольдом, известным европейским бизнесменом, действующим и бывшим членом правления крупнейших компаний с мировым именем от Daimler A.G. до Rothschild & Co. CIS. Субтитры доступны на английском, русском и узбекском языках.

0
171

Интервью с г-ном Клаусом Мангольдом

Юсси Нарви: Добро пожаловать, профессор Мангольд! Мы очень рады видеть Вас здесь сегодня. Вы только что присоединились к новой организации – Европейско-Узбекской бизнес ассоциации, которая должна быть создана, в качестве сопредседателя наблюдательного совета. Мы были счастливы услышать эту новость. У Вас длительный опыт отношений с Содружеством Независимых Государств, кроме того, Вы давний друг Узбекистана. Ваш опыт в бизнесе в качестве председателя Вашей компании сейчас и ранее, а также в компаниях Кнорр-Бремзе, Ротшильд Россия и СНГ дает Вам возможность широким взглядом охватить сферу бизнеса и его нужды. Я думаю, что для всех участников, включая правительство, будет крайне полезным услышать Ваше мнение о том, что необходимо бизнесу для того, чтобы прийти и инвестировать в Узбекистан, ведь это и является одной из главных целей правительства. Итак, добро пожаловать снова.

К. Мангольд: Спасибо, спасибо. Спасибо за теплые слова. Мне всегда приятно находиться здесь, в Узбекистане, и наблюдать динамичное развитие страны. Так что я очень рад быть здесь сейчас.

Юсси Нарви: Мы слышим о многих компаниях, проявляющих интерес к инвестированию в Узбекистан. Однако мы пока не слышали о каких-либо крупных инвестициях из Европы. Что их сдерживает? 

К. Мангольд: Я хотел бы дать вам ответ в двух частях. Во-первых, я полагаю, что инвесторы видели хорошие годы развития страны в 80-х и 90-х годах. А затем наступил определенный… с позволения сказать, «черный период», когда страна перестала выглядеть столь привлекательной для иностранных инвесторов, как хотелось бы. К тому же, рядом находилась соседняя страна Казахстан, которая была очень открытой. И люди поехали в Казахстан. Также я думаю, здесь следует разграничить три периода времени. Первый – это начальный период во время правления Каримова. Для иностранных инвесторов это действительно был «черный ящик». С началом правления нового Президента появился сильный интерес, который продолжается и сейчас, связанный с любопытством: «Что же там происходит за такой короткий период времени?». И третья фаза, когда, как я полагаю, инвесторы рассматривают Узбекистан в качестве одной из ключевых стран региона. Итак, это была первая часть моего ответа. Вторая часть, по моему мнению, заключается в том, что люди очень хотят увидеть, насколько динамично будет развиваться государство в сферах приватизации, законодательства, благоприятствующего инвесторам; в таких вопросах, как вступление в ВТО, например, или то, каким образом Узбекистан намерен стать отличным членом международного сообщества в глобальном контексте ведения бизнеса. Так что, я полагаю, мы сейчас находимся в фазе, когда инвесторы (я смотрю с точки зрения немецких, а также других инвесторов из Европы) переходят от хорошего, позитивного интереса непосредственно к принятию решений. Но обычно такой переход занимает 2-3 года, людям требуется время, чтобы поверить. Что, по моему мнению, происходит сейчас, это то, что Узбекистан намерен стать очень важной страной в контексте инвестиций, учитывая не только сильный рынок, который является самым важным в Центральной Азии, но и с точки зрения ведения бизнеса из Узбекистана в направлении России и Китая. На самом деле, я полагаю, что в скором времени мы увидим новый импульс. Мы должны проявить терпение, и тогда, в ближайшие пару лет, я думаю, мы действительно увидим инвестиции в сырьевой, строительный, машиностроительный, туристический секторы.

Юсси Нарви: Для таких людей, которые все еще ждут, что будет, как в поговорке: «Обжегшись на молоке, на воду дует», каковы сильные стороны Узбекистана в качестве места для инвестиций?

К. Мангольд: Я считаю, что сила, конечно же, в том, что эта страна так близко находится к сильным соседним государствам, и что из Узбекистана открывается хорошая платформа, в особенности, для ведения сельскохозяйственного или продовольственного бизнеса. И если посмотреть на другие отрасли, например, строительство и прочие, я полагаю, что Узбекистан может стать хорошим центром деятельности, базой для ведения бизнеса из Узбекистана в соседние страны. А соседние страны сейчас, в 2020 году, по моему мнению, несмотря на все критические обстоятельства в мировом бизнесе, показывают динамики роста. Вы увидите важные динамики роста в Китае, значительные динамики роста в России, так что это дает свой импульс. Там находится самый важный рынок в контексте населения. Узбекистан же, в силу своей истории, является единственной страной-производителем, имеющей большой потенциал людей, которые знают, как и что производить (к примеру, если брать текстильную и швейную промышленности), и которые имеют отличные навыки в этой области. Я уверен, что это вернется и будет отличным толчком, ведь высококвалифицированные кадры станут одной из движущих сил для развития бизнеса в ближайшие годы. А также я верю, что люди очень стремятся в страну, которая выбирает и развивает позицию, благоприятную для инвесторов. И я также вижу импульс развития в связи с Экономическим Форумом, который состоится в марте, и который, я уверен, также привлечет внимание многих мировых инвесторов к Узбекистану, которые смогут рассматривать расстановку сил в Центральной Азии как позитивную.

Юсси Нарви: В этой новой Ассоциации у Вас будет привилегия передавать сообщения правительству и рассматривать вопросы, которые предстоит решить, слабые стороны, которые можно и нужно усилить. В чем заключается Ваш главный посыл?

К. Мангольд: Я считаю, всегда следует быть предельно осторожным, когда даешь советы правительству с точки зрения бизнеса. Но если я бы мог дать две-три рекомендации, то я бы сказал следующее: страна должна очень сильно стремиться к тому, например, чтобы в кратчайшие сроки создать (что уже сейчас делается) удачно расположенные определенные конкретные экономические зоны, которые будут привлекательны для иностранных инвесторов, где они бы получали много преимуществ в рамках налогообложения (где присутствует бюрократия), кратчайший путь получения разрешений на строительство, хорошую инфраструктуру и т.д. Есть много хороших примеров по всему миру, которые показывают, что это отлично работает и открывает много возможностей. Во-вторых, я полагаю, что страна должна весьма щепетильно относиться к своему рейтингу. Это, в основном, касается позиционирования банков, контроля развития долговых обязательств и стремления выглядеть на уровне международных бизнес-стандартов как страна, следящая за финансовыми показателями. В-третьих, я считаю, что нужно иметь очень четкую стратегию касательно приватизации. А сейчас у государства до сих пор большая доля владения многими активами. Но я уверен, что со временем эту ситуацию нужно менять, тем самым, давая импульс иностранным инвесторам приобрести свою долю в этих активах, а затем привнести новые технологии и модернизацию в хорошем смысле этого слова. И позвольте сделать еще одно важное замечание: я полагаю, что у EUROUZ выдающаяся миссия не только в рамках ведения бизнеса, но и с точки зрения убеждения европейских экономических и политических лидеров в Брюсселе уделять больше внимания поиску возможностей в Центральной Азии и особенно в Узбекистане. По моему мнению, Комиссии ЕС нужно рекомендовать занять более динамичную позицию в отношении Центральной Азии в целом с фокусом на поощрение лидерства в стране.  

Юсси Нарви: Сейчас Вы бизнес-консультант, и я уверен, что Вы хорошо знакомы со старыми инструментами бизнес-консалтинга. Сильные стороны, слабые стороны, возможности, анализ угроз… Мы уже поговорили о сильных и слабых сторонах. А какие Вы видите возможности?

К. Мангольд: Знаете, я вижу это с точки зрения моего собственного профессионального опыта. Я работал в химической, текстильной, сталелитейной и автомобильной индустриях. Большую часть жизни я провел в автомобильной промышленности3. Видя это, я действительно верю, что здесь и находятся ключевые активы Узбекистана (я еще расскажу также о слабых сторонах), так вот, ключевые активы – это наличие энергии, поставляемой по разумной цене. В Узбекистане много энергетических резервов. И новость о том, что экспорт газа будет прекращен через два года и газ будет использован на внутреннем рынке для создания сильной химической промышленности является, на мой взгляд, очень позитивной и привлекательной для многих химических компаний, которые могут начать строить свой бизнес в этой стране. Также я вижу, что в Узбекистане все еще есть огромная возможность привлечь людей на работу, ведь слишком много молодых людей в настоящее время покидают страну. Я считаю, это сложная задача, которая, с одной стороны, является недостатком, но если ее правильно обыграть, если вы найдете привлекательную работу для этих молодых людей, то это будет только на пользу: иметь критическую массу молодежи, которую можно научить работать в каких-либо отраслях. Кроме того, я полагаю, страна всегда имела промышленную ориентацию. Так что это то, над чем нам нужно работать. Что касается слабых сторон: на мой взгляд, они состоят в том, что очень сложно сказать, что же государство должно делать лучше. Я считаю, что Президент, руководство, правительство сейчас делают отличную работу. Иногда у меня создается впечатление, что они заходят так далеко, что население просто не может уследить за тем, чего они хотят добиться за столь короткий период времени. Так что не стоит перегружать динамику и просить слишком многого. По моему мнению, правительство и Президент находятся на правильном пути. И когда я смотрю на ключевые послания Президента, сказанные им в его речи на прошлой неделе, я считаю, что дела развиваются хорошо. Налоговая система привлекательна для иностранных инвесторов своей предсказуемостью. Я думаю, правительству все еще следует больше работать над маркетинговыми инструментами страны и появляться на международных форумах, например, в Давосе или АСЕМ (Встреча «Азия – Европа»). Я вижу, что оно идет правильным путем, используя Экономический Форум, чтобы «открыть окно» и пригласить много инвесторов из-за рубежа, особенно из Европы, показать себя как государство, имеющее множество преимуществ для FDI – прямых иностранных инвестиций.

Юсси Нарви: Одной из основных осей развития страны является раскрытие и интеграция в мировую экономику. Насколько это важно для европейского инвестора? ВТО, Евразийский экономический союз, что угодно. Конечно, Европейский Союз ведет переговоры по собственным соглашениям с Узбекистаном, но торговая часть основана на режиме ВТО. Насколько это важно для бизнеса?

К. Мангольд: Доступ к ВТО очень важен, очень и очень важен. Потому что я знаю много крупных компаний, для которых ключевую роль играет факт, является ли страна членом ВТО, так как это членство дает некую структуру, где можно иметь предсказуемые условия бизнеса, в которых вы можете работать. Итак, это очень важно. Тем не менее, нужно также смотреть на то, что это означает в переходный период и каким образом можно выстроить действительно хорошо организованный устоявшийся процесс, благодаря которому вы точно знаете, что произойдет, если вы внезапно откроете свои границы. Вы должны с осторожностью наблюдать за тем, что происходит с существующей рабочей силой, с существующими компаниями. Так что, я считаю, это вопрос, по которому я бы рекомендовал вести переговоры очень динамично, как можно скорее добиваться соглашения, но при этом иметь и такое соглашение, которое даст время местной промышленности адаптироваться к новым правилам и ощущать очень сильный дух открытой рыночной экономики, который они, я считаю, действительно могут себе позволить.

Юсси Нарви: Вы упомянули об особых экономических зонах и о том, что у них будет особенно хорошая инфраструктура. В целом, как Вы видите инфраструктуру Узбекистана, особенно в контексте экспорта и за пределы ближайших соседних государств? Это физическая инфраструктура, и цифровая инфраструктура. Отвечает ли она потребностям искушенного инвестора?

К. Мангольд: Я считаю, когда вы инвестируете, все всегда зависит от ваших требований. Если бы я был инвестором химической промышленности, я бы конечно хотел иметь правильную логистику на месте, интегрирующую меня в международную производственно-сбытовую цепочку, которая так важна сегодня. Так что логистика – ключевой актив, когда речь идет об инвестиционном процессе. Кроме того, я думаю, что логистика иногда важнее стоимости рабочей силы. Если у вас очень хорошая открытая рабочая система, с помощью которой вы можете легко организовать логистику, будь то наземным транспортом, самолетами, в виде доступности к основным районам, я считаю, это крайне важно. В особенности мне это видно, когда я смотрю на планы правительства в отношении развития туризма. Это очень важно для создания трудовых условий. Однако эта сфера также требует более четко означенной инвестиционной стратегии для аэропортов, дорог и т.д. И для отелей. Если говорить о Самарканде, Хиве, Бухаре, я считаю, там очень важно иметь гостиничную инфраструктуру. А также такую инфраструктуру, с помощью которой у людей будет легкий доступ ко всему; благодаря такой инфраструктуре они будут видеть, что эта страна предоставляет комфортные условия для соответствия требованиям современной туристической индустрии. И это только один пример. С другой стороны, я думаю, что вы видите свою страну в сравнительном анализе эталонных показателей, как и другие страны. По моему мнению, инфраструктура развивается в достаточной степени, и должен быть сильный толчок к интеграции в инициативу «Один пояс — один путь» и присоединению страны к этому крупному проекту.

Юсси Нарви: Вы упомянули термин, который стал очень важным массовым словом в международном бизнесе: интеграция в глобальные производственно-сбытовые цепочки. Где вы видите Узбекистан в этой цепочке?

К. Мангольд: Откровенно говоря, я считаю, что это лишь начало. И я убежден, что при интеграции в международные производственно-сбытовые цепочки необходимо иметь отличную инфраструктурную платформу: у вас должна быть предсказуемость в отношении таможенных условий, предсказуемость в отношении долгосрочных налогов и налоговых стимулов, и я считаю, что именно в этом суть, и именно в этом отношении Узбекистан делает очень много для достижения успеха. Я уверен, что конкретно в этом контексте Узбекистан может стать очень, очень важным государством с точки зрения развития структуры затрат, например, в Китае и России. Осуществлять производство здесь с запчастями из-за рубежа, производя после того, как продукт был реэкспортирован – я думаю, это конечно же дает большие возможности для страны, например, в сфере автомобильной промышленности или какой-либо другой промышленности. Так что, по моему мнению, это большое преимущество для государства.

Юсси Нарви: Вы упомянули о развитии инфраструктуры и особенно туристической индустрии. Что ж, та конъюнктура, которую мы имеем сегодня, конечно же, является лучшей частью того, что Узбекистан может предложить. Но я хотел бы сослаться на речь Президента, в которой он упомянул, что этот год объявляется «Годом просвещения и образования». Какие сферы образования должны стать привилегированными в этом отношении?

К. Мангольд: Я считаю, что на сегодняшний день без перехода на цифровые технологии нельзя добиться успеха. Поэтому, когда вы думаете об обучении молодежи, следует держать в фокусе создание нового ландшафта для университетов. Было бы здорово сконцентрироваться на том, что вам необходимо для развития такой инфраструктуры, где можно было бы соединить образование с переходом на цифровые технологии и искусственным интеллектом. Я считаю, что это и есть ключ. И в данный момент я вижу множество проектов в этой области. Если я бы мог добавить еще кое-что, я бы говорил об общем развитии образования: посмотреть, что университеты и институты могли бы сделать с ним, ведь никогда не следует забывать, что у этой страны есть огромные возможности в продовольственной и сельскохозяйственной сферах. А эти сферы, в свою очередь, сопряжены с производством удобрений, подачей воды, технологической воды, ресурсами и осуществлением ирригации. По моему мнению, все это вместе составляет блок, с помощью которого государство должно фокусироваться на определенных областях. И я вижу, что, к примеру, у вас в Узбекистане хорошие системы в медицинской сфере. Так почему бы вам не добавить что-нибудь еще? Например, в Германии у нас есть несколько очень хороших проектов в агробизнесе, пищевой промышленности, строительстве, где, как мы полагаем, имеется высокий спрос на навыки и умения в этих сферах.

Юсси Нарви: То есть это также область, где Европейский Союз очень активен. У нас бюджетная поддержка сельскохозяйственной политики только начинается, и у нас есть программа развития навыков в сельском хозяйстве. И мы действительно думаем в том же направлении, что и Вы. Сейчас, когда европейские инвесторы будут приезжать в Узбекистан, как Вы думаете, какую тактику действий они будут и должны применять: предприятие с единственным владельцем, совместное предприятие, смешанное предприятие?

К. Мангольд: Это очень трудный вопрос, потому что все всегда зависит от того, что необходимо иметь с самого начала, чтобы добиться успеха. Если у вас в Узбекистане, к примеру, есть компания, которая очень сильна в производстве, вы бы могли добавить в эту компанию ценности путем привнесения ее продукции в производственно-сбытовую цепочку и помогая этой компании достичь успеха путем продвижения ее процессов продаж на международном рынке. Хорошо искать такого партнера, при условии, что такое предприятие приватизировано. Я считаю, что «аппетит» образовать совместное предприятие с компанией, принадлежащей правительству, то есть, государству, извините, очень ограничен. Таким образом, приватизация компаний несет три положительных эффекта. Во-первых, будут прямые иностранные инвестиции (FDI). Во-вторых, вы привнесете технологии, потому что это один из ключевых факторов будущего развития. И в-третьих, вы открываете двери на мировой рынок. Так что это именно то, с чего начинается хорошая платформа создания совместных предприятий. Однако я думаю, что большинство компаний на сегодняшний день ищут возможностей «целинного инвестирования», то есть, инвестирования в новые предприятия, потому что это менее сложный процесс, и вы при этом контролируете все факторы успеха сами. Так что я вижу сейчас тенденцию, что люди предпочитают «целинные инвестиции» созданию совместных предприятий. Но, как я уже говорил, это зависит от обстоятельств. Например, если компания уже имеет сильную позицию на рынке, то почему бы и нет. И, кроме того, у вас есть все виды разведывательных стратегий, стратегических альянсов, которые делают такие вещи интересными.

Юсси Нарви: Говоря обо всем этом, касательно роли этой новой организации, новой ассоциации, которая сейчас создается, какую ценность она принесет этому процессу?

К. Мангольд: Эта организация EUROUZ появилась в нужное время, и очень хорошо, что это не просто двунациональная организация, а организация, охватывающая всю Европу и в основном страны, ориентированные на Европейскую комиссию. Ключевая миссия, которую я здесь вижу, состоит в том, чтобы привлечь европейских предпринимателей в Узбекистан, а также сыграть очень важную роль и быть хорошим партнером по переговорам для всех институтов Евросоюза в Брюсселе и в других местах. А также показать властям Евросоюза, каковы ключевые активы Узбекистана и какая стратегия нужна для поддержки Узбекистана на пути к свободной рыночной экономике. Я считаю это чрезвычайно важным для того, чтобы привнести в Узбекистан новое понимание Европейских лидеров, принимающих решения. Откровенно говоря, если рассматривать этот вопрос с немецкой точки зрения касательно бизнеса, налогов и прочие механизмы регулирования, то здесь видится серьезный переход от национальных инструментов к европейским. Таким образом, логично с помощью EUROUZ проявить себя сильным партнером на европейском уровне с обеих точек зрения, если говорить об укреплении позиции Узбекистана в общих рамках Евросоюза. Как мы знаем, Еврокомиссия недавно разработала новую Стратегию Евросоюза по Центральной Азии. Поэтому я полагаю, что нами выбрано правильное время, правильная концепция и я желаю этой организации достичь больших успехов в ближайшие пару лет.

Юсси Нарви: Спасибо, Профессор Мангольд.


Благодарим ЧАКБ Universal Bank, Hyatt Regency Tashkent и представительство делегации Европейского союза в Узбекистане за партнёрское участие в данном проекте.

При цитировании материалов обязательна активная ссылка на первоисточник: аналитический портал www.uzbek.review.

Хотите узнать больше? Подписывайтесь на обновления в социальных сетях:

Telegram | Facebook | Twitter | LinkedIn | Instagram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here