Как Президент ЕБРР оценивает реформы в Узбекистане. Диалог с Сума Чакрабарти.

Что изменилось после возвращения ЕБРР в Узбекистан? Что ждет инвесторов в Узбекистане? Какие сферы необходимо развивать? Диалог с Президентом ЕБРР - Сума Чакрабарти. Субтитры доступны на английском, русском и узбекском языках.

0
327

Интервью с Сума Чакрабарти

Ойбек Шайхов: Здравствуйте и добро пожаловать к нам. Сегодня мы, Uzbek Review, находимся в ташкентском офисе ЕБРР и с нами сэр Сума Чакрабарти. Добро пожаловать в Ташкент!

Сума Чакрабарти: Большое спасибо.

Ойбек Шайхов: ЕБРР сейчас работает на трех континентах, в 38 странах с развивающейся экономикой и 2019 год, на мой взгляд, был успешным для вас. Инвестиции составили десять миллиардов евро, вы профинансировали более 452 проектов. Как Президент ЕБРР, как вы думаете, насколько действительно успешным был год для банка?

Сума Чакрабарти: Это был рекордный год для банка. Этот год, как вы уже сказали, стал годом инвестиций, которые были самыми высокими в 38 наших странах. Необходимо помнить, что мы работаем на развивающихся рынках и пытаемся делать то, что обычные банки в данном секторе не смогли бы сделать. Мы делаем наиболее рискованную работу и, в действительности, многое меняем в тех экономиках. Некоторые изменения приводят к лучшему, а некоторые вызывают обратных ход. Условия в тех экономиках очень низкие, поэтому достижение 10,10 миллиардов в тех экономиках было, так сказать, экстраординарным усилием. Должен сказать, что развивающиеся рынки на данный момент так же могут генерировать прибыль. И если вы посмотрите на то, как работали другие многосторонние банки, то увидите каким качественным для них был год. Мы также можем зафиксировать самую высокую прибыль с 2007 года ― 1,5 миллиарда евро, поэтому у нас был очень хороший год в этом смысле.

Ойбек Шайхов: А какую роль в этом играет Узбекистан?

Сума Чакрабарти: Узбекистан является одним из звездных исполнителей в пределах нашего общего уровня. Так, вы знаете, мы вернулись в Узбекистан примерно три года назад. Я называю это новым началом. Еесли посмотреть на то, что произошло с ЕБРР в Узбекистане, то это 1,1 миллиарда долларов инвестиций, с того времени, когда мы начинали работать здесь в начале 2017 года. Тогда нас было всего двое сотрудников, а сейчас тридцать три, плюс большой офис в Ташкенте, этот офис представительства, и такой же офис у нас есть в Андижане. Еще один офис будет скоро открыт в Ургенче. Эти два офиса уже готовы помогать малому и среднему бизнесу. И если вы просто посмотрите на уровень инвестиций за прошлый год, который был у ЕБРР в Узбекистане, то он, грубо говоря, составляет 580 миллионов долларов. Это поставило Узбекистан на 5-е место в нашей «таблице лидеров», точнее рынков, всего через три года. Как вы уже знаете, Узбекистан развивается очень-очень неплохо. Мы хорошо сработались с правительством, проводили правительственные, политические и экономические реформы. Чем больше проводятся реформы, тем больше мы можем сделать. И это то, что как раз произошло с нами в Узбекистане.

Ойбек Шайхов: Наша страна, как вы знаете, большое внимание уделяет развитию регионов. Вы были в Ферганской области вчера, не так ли? И пока вы все еще находитесь под впечатлением от вчерашней поездки, я бы хотел спросить какие ключевые моменты вы запомнили больше всего?

Сума Чакрабарти: Я думаю, что развитие регионов очень важный момент. Имею ввиду то, что если бы многостороннее развитие в правительстве было сфокусировано только на столичных городах, это было бы неправильно. Потому что на всех рынках, где мы работаем, столицы самые развитые в экономическом плане. Поэтому нам, действительно, необходимо развивать регионы. В частности, необходимо создавать там рабочие места, потому что в противном случае усилится миграционное давление в столице, а так же потому, что в регионах все еще есть над чем поработать. Разрывов, как мы их называем, переходных разрывов, больше. Будь то известные компаниям вопросы, что регионы становятся более конкурентоспособными. Будь это вопросы гендерного равенства в составе рабочей силы, интеграции, лучшего управления компаниями. Все это имеет большое значение, поэтому нам нужно работать в регионах больше с малым и средним бизнесом, как я уже говорил, но также и с более крупными предприятиями. Поэтому я очень заинтересован в нашей возможности сделать больше в Ферганской долине, например. Поэтому я посетил Коканд, чтобы посмотреть очень маленькие компании по переработке шелка, а также большие хлопкоперерабатывающие заводы. И это, как вы понимаете, двусторонняя работа, что ЕБРР может сделать. Но мы в действительности должны увеличить наш статус в данных регионах. Это то, что мы намереваемся сделать.

Ойбек Шайхов: Как вы сказали, вы зашли сюда в 2017 году, и каждый год вы встречаетесь с главами нашей страны. Хочу спросить у вас, какие изменения произошли за эти три года для ЕБРР? Статус банков, внедрение в рынок очень сильно изменились, не так ли? Что я хочу действительно узнать, это насколько изменилось взаимодействие, особенно с правительством за эти три года?

Сума Чакрабарти: Обобщу всё в одной фразе: «Сегодня, по прошествии трех лет, уже достаточно понятно, что проводимые реформы необратимы». Ситуация три с половиной года назад была только началом реформ. С самого начал президент Мирзиёев пытается изменить подход к работе в стране с экономической и политической стороны. Сейчас, три года спустя, мы видим, что данная точка зрения является главенствующей. Мы знаем это с политической точки зрения из-за очень хороших парламентских выборов, желания правительства действовать по рекомендациям наблюдателей за выборами. Также, как президент сказал: «Демократия ― это будущее этой страны». И сейчас она становится все более и более стабильной. Сейчас проводят политические реформы и это очень важно для банка, у которого есть задача помогать многосторонней демократии, политическому плюрализму. С другой стороны, проводят так же экономические реформы. Три года назад, я думаю, многие были не уверены в том, куда же приведут желания президента в проводимых реформах, в первую очередь. И во-вторых, куда приведет реальность положения. Он показал огромное серьезное намерение этих реформ. Иногда лидер в своей работе одинок и ему нужно продвигать реформы, и он сумел это сделать, и они продолжаются! Так, например, в газете The Economist Узбекистан был назван страной года в 2019 году! Вы бы смогли это себе представить в 2016-2017 годах? Нет, но это произошло. И нам нужно праздновать это событие. Никогда не нужно останавливаться на достигнутом, и президент знает это. Нам очень повезло, что у нас такой президент в Узбекистане. Он желает двигаться вперед, разорвать старую «обертку», пытается проводить больше реформ и эта та работа, которую мы, ЕБРР и другие многопрофильные организации, поддерживаем в данном процессе. Мы сделаем это через инвестиции. Конечно же, также мы будем поддерживать все аспекты политики проводимых реформ, мы будем пытаться создать ресурсы для общественных организаций, чтобы они смогли помочь частному сектору. Так же я бы хотел отметить его желание создать Совет иностранных инвесторов в этом году, что, в свою очередь, будет являться еще одним шагом вперед для нового Узбекистана.

Ойбек Шайхов: Чтобы вы сказали иностранному инвестору, который до сих пор не решается, например из Европы, войти на рынок. Он видит большую проведенную работу, он видит успех ЕБРР, но до сих пор не решился это сделать. Чтобы вы сказали такому инвестору?

Сума Чакрабарти: Например, такой иностранный инвестор может приехать сюда и встретиться с нами здесь в Ташкенте, в Андижане и скоро в Ургенче. Вы сможете получить бесплатное исследование рынка для потенциальных проектов: почему, как и что работает здесь. А также четко сможете понять, что не работает в данной обстановке. Также вы сможете инвестировать вместе с нами, быть нашим клиентом, партнером. И конечно же, если вы будете инвестировать вместе с ЕБРР, у вас будет вся та защита и уверенность, которая имеется у многопрофильных организаций, преференциальные кредиты и другое. С нами будет лучше, если вы входите в рынок в первый раз. В действительности делать это с нами намного лучше. Во-вторых, даже если вы придете как инвестор один, без ЕБРР, вы получите то правительство, которое все больше и больше будет поддерживать те вещи, которые вы, как инвестор, ищете здесь. Они все больше продвигают прозрачную работу и методы, например, закупки, правительство, которое ищет высокие социальные и природоохранные стандарты в компаниях, местных и иностранных инвесторов. Вы получаете то правительство, которое слушает, которое открыто, которое хочет привлечь, но не желает делать этого через прямые контракты. Оно в действительности желает иметь конкурентоспособные методы в бизнесе. Это должно дать вам достаточно уверенности. Но по сути это не правительство, которое скажет: «Мы самые лучшие». Они на самом деле скажут: «Нет, у нас есть еще над чем поработать. Поэтому нам нужны вы, инвесторы, которые скажут какие изменения нужны нам, чтобы сделать эту страну более привлекательной для вас, инвесторов». Таким образом, знаете, иностранные компании, инвесторы смогут сравнивать рынки, но, я думаю, им все больше нравится диалог Узбекистана, который скажет не только о том, что вас ждет, но также о тех возможностях, которые вы получите. И поэтому данный рынок становится все более интересным.

Ойбек Шайхов: ЕБРР сыграл важную роль в установлении (Совета иностранных инвесторов), в разработке данной идеи, работая тесно с правительством для привлечения заинтересованных сторон. Какие надежды банк возлагает на данный механизм и какие надежды правительство Узбекистана имеет по отношению к вам?

Сума Чакрабарти: В первую очередь, такие советы работают хорошо, если участники данного совета, такие как правительство, частный сектор, международные организации вроде ЕБРР, имеют честный и открытый диалог о том, что работает и что еще нужно изменить, чтобы привлечь больше инвестиций в эту страну. Я думаю, что данный Совет иностранных инвесторов, СИИ, формируется как раз по этому поводу. Правительство хочет проводить диалог. И оно открыто и готово к диалогу. Оно не нервничает, оно не беспокоится по поводу диалога, но оно открыто к нему. Во-вторых, если будет диалог, то ему нужно затем следовать. Поэтому те СИИ, которые преуспели в этой работе ― это не те СИИ, которые любят проводить показательные, помпезные конференции, они те, которые после диалога приходят и показывают свою работу. Так, с частным сектором было согласовано то, что мы должны работать вместе и пытаться улучшить климат в лучшую сторону. Так же очень важно прийти в ваш первый СИИ, первый Совет иностранных инвесторов, и провести встречу в правильном формате. Это то, что я посоветовал Президенту. Я посоветовал ему, что очень важно, чтобы у нас было чувство момента, например, в приватизации, потому что это то, что заинтересует иностранных инвесторов. Для того, чтобы участвовать на такой большой конференции, как эта, без такого рода чувства момента и возможности не есть хорошая идея. У нас хороший опыт здесь в Узбекистане. Планируется приватизация, мы чётко видим большое продвижение в этом вопросе. И, на мой взгляд, первый Совет иностранных инвесторов, сделает это очень хорошо. Но затем нам необходимо выполнить то, что будет решено по данному вопросу.

Ойбек Шайхов: А кто решает кто будет состоять в членстве, а кто нет? Как выглядит критерий отбора?

Сума Чакрабарти: Правительство будет решать касательно состава Совета иностранных инвесторов. Они будут советоваться с нами, с другими международными организациями, с иностранными инвесторами. Но в конце правительство будет владеть им и, конечно же, управлять. Поэтому последнее решение остается за ними.

Ойбек Шайхов: Местные средства массовой информации сообщили, что ежегодное совещание ЕБРР в 2023 году будет проводиться в Самарканде. Хотел бы спросить, это окончательное решение и насколько важно оно для страны?

Сума Чакрабарти: Официальное решение по поводу места ежегодного совещания ЕБРР в 2022 и 2023 годах будет сделано в мае на основании нашей организации управления. Для совещания в 2022 году есть одно потенциальное место, Марракеш, а для 2023 года другое место, Самарканд. И по всей видимости, в силу непредвиденных обстоятельств, вполне возможно, что будет выбран Самарканд. Это очень важная вещь потому что, как вы знаете, ЕБРР вернулся и сейчас действительно хорошо работает в Узбекистане. К 2023 году у нас будет более обширное портфолио инвестирования сюда. И это возможность показать не только Узбекистан, но и всю Центральную Азию. Инвесторам будет так же интересен тот факт, что отношения между странами, такими как Узбекистан и Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, Киргизия открываются, что так же привлекает иностранных инвесторов. Осуществляют много межгосударственных проектов и так далее. К тому времени, я думаю, у нас будет не только сильное портфолио здесь для показа, но также мы сможем показать потенциальные проекты по всему региону. Поэтому, если правление проголосует правильно в мае, то и для Узбекистана будет настоящая возможность, и для всего региона. И я думаю, Самарканд будет выбран местом проведения ежегодного совещания. Это возможность показать себя. А также для нас всех будет возможностью забыть совещание, которое проводилось в 2003 году.

Ойбек Шайхов: Насколько важна региональная связь для ЕБРР?

Сума Чакрабарти: Региональная связь очень важна для ЕБРР. Она была во всех наших регионах. Например, Западные Балканы, Бывшая Югославия. Их экономика, и не только их, была тогда очень маленькой. Поэтому, с экономической точки зрения, их будущее зависит больше, если их будут рассматривать как целый регион, а не как отдельные страны. ЕБРР была в том регионе своего рода связью. То же самое теперь и здесь, в Центральной Азии. На мой взгляд самой большой проблемой в Центральной Азии была на тот момент политика. Раньше, когда я приезжал сюда в качестве Президента ЕБРР, я проводил много времени в разных странах, которые в действительности жаловались друг на друга. Поэтому на такие обсуждения тратилось много энергии, эмоциональной энергии, политической энергии и такие обсуждения не были позитивными. Я думаю, то, что случилось ― это то, что Узбекистан изменился за 2016-2017 года и новый Президент открыл возможности для положительного диалога о региональной связи. Под словом «связи» я имею ввиду твердую связь ― инфраструктура, энергетические проекты и тому подобное. Так же я имею ввиду мягкую связь — это цифровая связь, знаете… Связи, а также барьеры в торговле, подобные вещи над которыми мы должны работать. Поэтому шансы в получении большего экономического пространства повышаются. И это есть хорошо. Опять же, президент Мирзиёев сыграл важную роль в этом, собрав региональных лидеров вместе. Я думаю уже было проведено два саммита. И это очень важно. Но эта положительная энергия теперь должна быть переведена в действительные проекты, которые свяжут страны еще сильнее. Хорошо, что воздушное сообщение налаживается, мы работаем над некоторыми дорожными проектами, которые свяжут их. И мне бы хотелось видеть таких проектов еще больше.

Ойбек Шайхов: Экономический рост 2020 года может быть затронут коронавирусом. Хотя, на данный момент будет трудно оценить его влияние, все же, что вы думаете по поводу экономического роста? Коронавирус не повлияет на ставки Центрального банка, ведь люди сидят по домам и цепочки поставки нарушаются? Как Президент ЕБРР оценивает возможное влияние коронавируса на экономику?

Сума Чакрабарти: В мае мы предоставим самые последние планы ЕБРР для каждой из наших стран, где мы работаем, включая Узбекистан. У нас осталось пару месяцев, чтобы предоставить вам самый последний план, но я не думаю, что нужно быть Эйнштейном, чтобы решить данную проблему и сравнить ее с тем, что мы прогнозировали в ноябре. В последний раз, когда мы делали прогнозы, был знак о том, что будет большой удар от коронавируса. В данном регионе, который экономически связан с Россией и Китаем, Китай очень сильно пострадал в экономическом плане, и эта ситуация повлияет на некоторые страны в этом регионе. Поэтому я думаю, что темпы роста, которые мы опубликуем в мае, будут идти вниз по сравнению с тем, что мы прогнозировали в ноябре. Я думаю, что это случится со многими странами, которые связаны в глобальной торговой цепочке. Вопрос к ЕБРР стоит в тех странах, где мы работаем, которые больше всего пострадали от экономического спада. Можем ли мы каким-то образом компенсировать это, взяв на себя ответственность и оказав помощь тем компаниям, особенно в частном секторе, которые пострадали особенно сильно? Возможно тройной оборотный капитал, который работает и поможет выжить в период экономических потрясений. Мы делали так в других местах. Так в 2014-2015 годах, когда экономика Украины сильно пострадала от влияния России и взаимодействий с Россией, у нас была кризисная программа помощи украинцам в решении проблем. Нам, возможно, необходимо призадуматься о том, что для некоторых экономик будет одинаковым и есть ли у нас необходимые ресурсы, чтобы сделать это. Поэтому давайте посмотрим каким будет прогноз и только потом мы сможем разработать необходимые меры. И нам необходимо работать согласованно с другими многосторонними организациями и национальными правительствами.

Ойбек Шайхов: Конец 2019 годя является очень важным шагом. Была названа очень важная инвестиционная программа; ЕБРР был всегда сфокусирован на частном секторе. И о первой актуальной инвестиции в долю участия в частной компании было объявлено в конце 2019 года. Есть ли у банка еще большее желание сделать такие инвестиции в этой стране?

Сума Чакрабарти: Конечно же да. Мы являемся банком, который хочет развивать частный сектор в каждой стране. И понятно, что в Узбекистане в первые несколько лет перезапуска нашей работы мы были сфокусированы на государственном секторе. Это положение на данный момент изменилось: актуальные инвестиции в частный капитал ― это первый признак. И если я посмотрю на будущие планы, то с нашей командой они будут очень тяжелыми касательно возможностей частотного сектора. Поэтому, да, мы проведем финансирование путем привлечения заемного капитала. Так же инвестируем в частный капитал, мы всегда стараемся вытащить проект, показать структуру проекта клиенту и быть в ногу со временем. И конечно же стоит ожидать, я думаю, небольшой сдвиг в составе наших операций больше в сторону частного сектора в будущем. Но я так же считаю, что необходимо работать больше над такими вещами, как план приватизации в государственных предприятиях и государственных банках. Поэтому, думаю, можно будет увидеть большой сдвиг в этом движении вперед. Мы не будем пренебрегать инфраструктурой, энергетическим сектором, мы так же будем продолжать те проекты. И я думаю, что процентное соотношение государственного сектора уменьшиться по сравнению с частным сектором, который пойдет вверх.

Ойбек Шайхов: Теперь, давайте поговорим о другом, но очень важном вопросе: гендерное равенство, женское предпринимательство и инклюзивность. В Узбекистане в некоторых отраслях в течении нескольких лет просматривается большой прогресс. Но у нас до сих пор есть много над чем поработать, если сравнивать со стандартами, которые мы видим в большинстве развитых странах. У ЕБРР имеется ли какая-то программа или проект, которая бы поддерживала эти отрасли?

Сума Чакрабарти: Да, конечно же, у нас имеются условия для ведения бизнеса для женщин, мы стараемся сфокусироваться на женщинах-предпринимательницах. Во многих странах, в частности Узбекистан, женщины-предпринимательницы зачастую не имеют доступа к финансированию из столичных рынков, от банков. Мы создали инструменты, которые могут работать через местные банки, которые действительно помогают малому и среднему женскому предпринимательству. Мы так же может сделать так, чтобы наши консультации малому и среднему бизнесу были направлены на женщин-предпринимательниц. Так же мы часто используем наши проекты, финансируем эти проекты для создания условий, которые больше сфокусированы на женщинах, на их рабочих местах, на количестве работающих женщин. Но это не только о женщинах. Это для того, чтобы быть вовлеченным во всем его разнообразии. Мне очень было приятно, когда я поехал в Коканд на производство шелка и то, что я там увидел. Вначале я наблюдал за женщинами-трудящимися, а также за людьми с инвалидностью. И они все работали, они были настроены на свою работу, чтобы закончить ее. Что мне понравилось ― это то, что людям с инвалидностью помогали в их работе и предоставили им рабочие места. Это было хорошо, это действительно настоящая помощь. Мы взяли это на заметку, и подумали об этом примере для других компаний с которыми, возможно, мы будем работать и сказали: «А вы можете сделать так же? И мы поддержим вас и предоставим вам финансирование, если вы сможете сделать тоже самое». Я думаю, что теперь должно быть какое-то движение вперед после этого. Конечно же есть и проблематичные регионы, и мы собираемся помочь таким регионам, чтобы они смогли так же двигаться вперед.

Ойбек Шайхов: Спасибо, это очень важная информация, я так же думаю, что в действительности и наша страна тоже обратит на этот вопрос свое внимание в следующих годах. У меня есть несколько личный вопрос: у вас была успешная, замечательная карьера с 1984 года в качестве государственного служащего, а затем на посту президента ЕБРР. Какие три ключевые принципа или три ключевые идеи, которые влияли на ваши решения в течение этих многих лет, которые были вашими ведущими принципами во время государственной службы и затем в ЕБРР.

Сума Чакрабарти: Боже, почему мне не сообщили, что мне зададут такой вопрос.
Если я обернусь и посмотрю на то, чему я научился в течение своей карьеры, я думаю, первым пунктом будет то, как наладить связь с людьми, которые сидят с вами за столом, будь то за переговорами, или из-за партнерских отношений, или из-за отношений с клиентом. Как способ понять их мысли, их опыт, их смысл. Я не думаю, что можно стать хорошим партнером, если не знать и не понимать откуда пришел этот человек. Поэтому во взаимодействии с президентом Мирзиёевым я стараюсь понять, через что ему необходимо пройти, через что проходит страна, какой политический подтекст встает перед ним. И я стараюсь взаимодействовать в этом направлении. Этот эмоциональный подтекст очень важен для серьезного партнерства и поэтому необходимо доверять как партнеру, на мой взгляд. Это, я думаю, будет номер один.
Во-вторых, предполагаю, я научился тому, что через трудный опыт лидерство означает принятие трудных решений, где не каждый может быть победителем. Вам необходимо делать выбор. Знаете, есть одни известный британский политик, который сказал: «Править ― значит выбирать». И думать, что можно удовлетворить всех одновременно ― невозможно. Такой выбор иногда требует смелости. Это единоличный бизнес, это так и это правда. Это требует от вас эмпатии к тем, кто не всегда согласен с вашим решением и, возможно, потеряют все из-за вашего решения. Но и нужно уделять время для самого себя.
И в третьих, я бы сказал, это устойчивость. Вы должны быть устойчивым человеком, чтобы делать такого рода работу. Я не имею ввиду только на моем уровне, я имеют ввиду работы, которые могут быть… вы можете быть малым предпринимателем, или вы можете быть большим лидером в большой корпорации ― вы должны быть устойчивым на личном уровне, так же в финансах своей компании, во всем. Потому что вам будет необходимо принимать решения, которые будут влиять на вас и других людей, и они не всегда будут популярными. Стабильность возникает и от других вещей в вашей жизни. Я, например, достаточно счастливый, у меня большая семья; достаточно счастлив, что у меня есть другие интересы в жизни, и то, что у меня есть баланс жизни. Итак, вы можете быть достаточно устойчивым в различных ситуациях. Устойчивым, и к тому же чувствительным, но не устойчивым и холодным, нет.

Ойбек Шайхов: Спасибо Вам за ваше время.

Сума Чакрабарти: Всегда пожалуйста.

Ойбек Шайхов: Мы надеемся, что вы дальше будете работать в Центральной Азии. Большое спасибо.

Сума Чакрабарти: Вам спасибо.

Ойбек Шайхов: Это Uzbek Review, специально из офиса ЕБРР в Ташкенте. Большое спасибо.


Благодарим ЧАКБ Universal Bank за партнёрское участие в данном проекте.

При цитировании материалов обязательна активная ссылка на первоисточник: аналитический портал www.uzbek.review.

Хотите узнать больше? Подписывайтесь на обновления в социальных сетях:

Telegram | Facebook | Twitter | LinkedIn | Instagram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here